Литературная гостиная

 

ХРИСТОС ПРИЗЕМЛИЛСЯ В ГРОДНО

 

Что связывает Гродно и Иерусалим? Не только еврейское наследие. Оказывается ниточек этих гораздо больше…

 

Говорят, все дороги ведут в Рим. А все паломнические маршруты – как православных верующих, так и евреев или мусульман – рано или поздно соединяются на Святой земле.

 

В первые весенние дни дьякон Свято-Николаевской домовой церкви Дмитрий Павлюкевич повез туда уже пятую группу.

 

-Мы начали готовиться к путешествию заранее и еженедельно вместе с дьяконом Дмитрием проходили путь Христа и его учение. Это сплотило всех,- говорит гродненский экскурсовод Татьяна Хомутова.- Перед поездкой у каждого из нас появились какие-то препятствия. Но в последний момент они благополучно разрешились.

 

На Святой земле 35 гродненских пилигримов встретила монахиня Русского Городненского женского монастыря Евфалия и проводила в Вифлеемский Дом паломника Русской Духовной миссии, где их окружили вниманием и уютом, предложили разнообразные постные блюда, овощи и фрукты…Но главное ждало впереди.

 

За семь дней паломники прошли долгую, но полную молитвы и полезную для духовного развития дорогу.

 

-Сколько всего Евфалия поведала нам об истории, религии, географии, архитектуре, окружающем мире и природе наших душ! Я рассказала, что в Гродно тоже есть женский монастырь. И она вдруг добавила: - руководит им бывшая настоятельница Горненского женского монастыря», - рассказывает Татьяна Владимировна. – Действительно, двадцать пять лет назад по благословению Владыки Филарета в Гродно приехала матушка Гавриила, которая несла в то время послушание в московской патриархии и имела опыт исполняющей обязанности настоятельницы Горненского монастыря при Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Ей предстояло возродить Свято-Рождество-Богородицкий женский монастырь. Вот так за сотни километров от родной земли переплелись наши пути.

 

Удивительнейшим образом связана с Гродно и судьба великой княгини Елизаветы, чьи мощи покоятся в храме святой равноапостольной Марии Магдалины в Гефсимании. Ее племянник Владимир Палей, подающий большие надежды поэт, в Первую Мировую войну служил в императорском гусарском полку, участвовал в боях под Августовом. Молодого князя не тронули пули. Ему суждено было разделить судьбу Романовых: погибнуть в шахте недалеко от Алапаевска 18 июля 1918 года. Говорят, незадолго до этого большевики предлагали Владимиру отречься от семьи. Он отказался.…Вместе с другими алапаевскими мучениками погибла и Елизавета Федоровна. В 1921 году останки великой княжны и инокини Варвары вывезли в Иерусалим.

 

Знакомство со Святой землей и жизнью Иисуса будет неполным без посещения золотого града и святейшего для всех христиан места – храма Гроба Господня.

 

- Из разных уголков слышались молитвы на разных языках. И мы, стоя в многочасовой очереди, могли слиться в этом многоголосье,- вспоминает Татьяна Хомутова.

 

На горах Елеон и Фавор, за Иерихонской стеной, в Иудейской пустыне, в пещерах и на берегах реки Иордан, Мертвого и Галлилейского морей звучали молитвенные слова гродненцев. И еще одна ниточка из Израиля в город над Неманом: когда гости из Беларуси стояли на горе в Иерихоне, перед ними пролетали косяки журавлей, вовращавшиеся в Синеокую…

 

В Горнем стало традицией провожать паломников песней «Прощальный час в Иерусалиме»:

 

Прощай и ты, любимый мой,

Благополучный тебе путь:

 Когда приедешь ты домой,

 Меня и там ты не забудь.

 

Евфалия пела, а на глаза у всех сами собой навернулись слезы. Приедут ли они сюда еще раз? Но что бы ни случилось, душа будет помнить Святой град, а мысли – всегда возвращаются в страну живого Евангелия.

 

        Экскурс в историю с Татьяной Хомутовой

 

                   СКАЖИТЕ, КАК МЕНЯ ЗОВУТ…

          Дети войны вспоминают.

          Летом 1989 года впервые услышала рассказ про необычную находку от своей родственницы о девочке, которую нашли в лесу 1941 года в начале войны недалеко от д. Девятки Берестовицкого района. Мы шли с похорон приемного отцы Галины Кожевниковой Николая Ивановича Акудовича – много лет назад его родители спасли и приютили девочку.

          Иван Романович, глава семейства, был крепким хозяином, имелись у него и землица, и скотинка. И однажды поутру, а было это в июне 41-го, на лужайке в лесу, куда выгоняли пустить коров, обнаружили убитого красноармейца-пограничника, под рубашкой которого было спрятано красное знамя. Рядом с солдатом валялся чемодан, а неподалеку муравейнике увидели маленькую девочку, четырех-пяти месяцев, совсем уже слабенькую, с едва заметными признаками жизни. Красноармейца похоронили на обочине леса, позже его останки перезахоронили в братской могиле в Свислочи.

          Малышку забрали и выходили. Сын Ивана Романовича Николай Иванович с супругой Марией Николаевной удочерили сиротку, дали свою фамилию. Документы же девочки, которые были в чемодане, и знамя Иван Романович решил хорошенько спрятать. Человек, переживший 10 лет плена у германцев в 1914 году в. Первую Мировую войну, хорошо знал, чего надо опасаться. Забросив поначалу вещи на чердак, немного погодя тщательно упаковал их в кусок брезента и пристроил в колодце, который был вырыт во дворе дома.

          …Прошли годы, многое поменялось в жизни Галины. Выучившись на закройщицу, она уехала по комсомольской путевке в Сибирь – работала на кирпичном заводе в Омске. Там встретила свою судьбу, вышла замуж за моего дядю Геннадия Федоровича Кожевникова. Когда приемные родители стали старенькими вернулась с мужем на Берестовитчину.

          Похоронила маму с папой, еще больше стало ныть сердце, чаще стала задаваться вопросом Галина, кто же я на самом деле, как меня зовут? Кто же были ее родные, кто дал ей жизнь? И раньше пытались в разные годы отыскать колодец с документами. Надеялись найти там хоть какую-то ниточку во всей этой истории, за что-то зацепиться. Еще и Иван Романович был жив (дедушка умер в 1952 году). Это он рассказывал, что под обшивкой спрятанного чемодан обнаружил фамилию Панкратов. Казалось, помнит место, где колодец был, а найти до сих пор не могут. Ни колодца, ни чемодана с документами.

          Еще переживает Галина Николаевна. Что нет на обелиске в списке воинов, похороненных в братской могиле, предполагаемой фамилии солдатика Панкратова. Правда, и сама Галина Николаевна тоже не может утверждать, его ли эта фамилия. И был ли тот солдатик ее родным отцом? Или погибший красноармеец просто попытался спасти жизнь ребенку?...История, у которой нет конца. Но эта история детей войны.

 

РОВЕСТНИЦА КОШТЕЛИ

                                      «Архитектура создана одним творцом,

а принадлежит всем нам».

          Что за здание?

          Гродно расширяет свои маршруты, привлекая туристов в занеманскую часть города: Коробчицы, Августовский канал.…И как только мы минуем старый мост, сразу появляются фразы: « А здесь раньше находилось…» или «А здесь раньше было…». Но, выезжая на улицу Горновых (ранее она носила название Липовая), напротив табачной фабрики, проезжаем мимо строения, о котором часто спрашивают: «А что это - костел?». Нет, это школа, построенная с 1925 по 1929 годы специально по проекту варшавских архитекторов. Поэтому и выглядит необычно, загадочно.

          Первым директором школы был Марьян Буда, который работал в ней до самой войны. В то время в школе было 11 классов,12 учителей. С 1921 по 1939 год школа №7 г. Гродно носила имя польского писателя Стефана Жеромского, а еще, как и каждая школа того времени, имела своего духовного учителя, им был Веслав Пельц, который освятил здание школы 7 января 1930 года. Позднее, с приходом Красной армии, школа была реорганизована в неполную среднюю школу (ИСШ) №6.

          В школу нас пригласили учителя накануне нового учебного года. Дети на каникулах, а коллектив учебного заведения занимается ремонтом, готовит учебники, составляет планы на новый учебный год. Внутри здание сохранило свою былую неповторимость: лестницы с перилами и стрельчатые окна, высокие потолки, просторные коридоры, подвал, где сегодня хранятся книги и инвентарь, раньше был раздевалкой, а во время войны – бомбоубежищем.

          В школе и сейчас уютно и тепло. В учительской меня встретили два завуча, и обе – Лилии…Лилия Михайловна Равлушко направила меня в гости к Софье Антоновне Жук, а еще поведала историю школы. О которой знает все, она сама здесь уже 50 лет: 10 лет – ученицей, после учебы в вузе – учителем, завучем. И таких, как она, здесь немало.

          В школьном архиве, где мне удалось побывать, хранятся документы 93-летней истории, грамоты, фотографии, воспоминания бывших учителей и выпускников. Среди всех этих документов меня особенно тронул один, маленький, размером с ладошку, ученический билет №508 ученика 2-г класса школы русской №6 г. Гродно на имя Евгения Станиславовича Машталеш 1939 года рождения, выданный 6 декабря 1947 года директором школы Дарьей Вениаминовной Баскиной.

          Послевоенная разруха.

          В период оккупации Гродно фашистами школа была занята немецкими войсками, здание превращено в цех по изготовлению оружия и ремонту военной техники.

          1944 год. Школа готовится к новому учебному году. Полная разруха 6 окна выбиты, полы на первом этаже сняты, дров нет. Окна забили досками, между ними засыпали опилки. Мусор убрали, но не хватало парт, столов, шкафов, стульев. А об учебниках и тетрадях можно было и вовсе забыть – уроки порой проводились по памяти, записи велись на боковых газетных полосках.

          Первым послевоенным директором школы №6 был Борис Иванович Мысов, местный учитель музыки, который прекрасно играл на скрипке, правда, тогда было не до неё. Много сил и времени отдал Мысов в тот первый 1944-45 учебный год на то, чтоб организовать работу школы и учебный процесс. Но ему, человеку творческой натуры, административная работа была чужда, и Борис Иванович подал заявление о переводе на работу по специальности. Его перевели на должность музыкального работника в детские сады. И до конца жизни он, не расставаясь со скрипкой, знакомил малышей с прекрасной музыкой.

          Дарья Вениаминовна Баскина приняла у Мысова школу, и вместе они ее благоустраивали.

          Здание обогревалось печками, но дров и угля не было. За водой надо было ходить к колодцу на угол улиц Горновых и Лелевеля, напротив дома через дорогу, где на первом этаже была почта, а на втором - милиция. Тротуара вдоль забота школы не было. Зато по краю мостовой проходила узкоколейка, соединяющая станцию Лососно с двумя лесопильными заводами

 Она заворачивала за угол, проходя между школой и кожзаводом, и шла дальше, к Неману. Бревна везли со станции Лососно на специальных платформах по узкоколейке с помощью конной тяги. Извозчик шел всю дорогу рядом в любую погду. Обычно бревна перевозили утром и днем. Часов тогда практически ни у кого не было, и школьники, глядя в окно, определяли, сколько времени до звонка с урока, до окончания первой смены.

          Возвращение домой.

          Постепенно люди возвращались в Гродно и в школу тоже. Ученики были разные и по возрасту, и по национальности, и каждый привносил свою историю. Были ребята и в военной форме – «сыны полка», очень организованные, довольно взрослые: мальчишки, оставшиеся сиротами, которых подобрали воинские части на Фолюше. А позднее вернулась одна девочка, которая не могла говорить по-русски, ни по-белорусски, а только понимала немецкий, и немного понимала польский язык. Звали ее Соня Жук. Вот ее история.

          «В школу в 1947 году меня привел за руку папа Антон Жук, родом он был из-под Щучина. Моя мама, Бронислава Ивановна Мотыка, уроженка Львова. В 1928 году родители искали работу в Европе и оказались во Франции в городе Родез, где в 1933 году я и родилась. Затем переехали в Эльзас и Лотарингию, где отец работал на шахе – во время войны немцам нужны были рабочие руки. Каждое утро в душевую, где переодевались шахтеры, приезжали гестаповцы, отсчитывали 5 – 10 человек и на месте расстреливали. Когда война закончилась наша семья поспешила домой. Мы плыли на теплоходе до Одессы, оттуда поездом – в Гродно. В то время люди, которые возвращались и хотели жить в городе, должны были пройти проверку в специальных инстанциях, после которой они либо получали разрешение, либо были сосланы, в их числе и наша семья. В Гродно такая инстанция располагалась на Фолюше. В городе жила моя тетя, и мы могли остановиться у нее. Папа начал строить дом, в котором и живу до сих пор. Закончив школу, я пошла, учиться на учителя математики в наш пединститут, затем по распределению уехала в Берестовицкий район, а когда мама заболела – вернулась в Гродно, В свою школу, где и работала до пенсии. Софья Антоновна живет в доме по улице Купальской, что недалеко от школы, а перед ее домом – красивый яблоневый сад, которому уже лет 70.

          - Это моя коштелька. уже внутри пустая, почти моя ровестница, говорит Софья Антоновна, касаясь рукой ветвей яблони.

          Послевоенный Гродно потерял коренных жителей: евреи были вывезены и убиты, их дома остались пустыми, и вновь прибывающим людям Специалистам), администрация предоставляла список квартир на выбор, которые те могли занять. Иногда временно. Во время войны многие белорусы погибли, кого-то угнали в Германию, а те, которые возвращались и хотели жить в городе, должны были пройти проверку в специальных инстанциях. О том, как это происходило в 1945-1947 годах, поделилась дочь Дарьи Вениаминовны Баскиной – Лилия Петровна Зыбель (Кур):

          «Война закончилась 9 мая 1945 года, но чтобы вернуться из эвакуации в родную Белоруссию, нужно было разрешение. Моя мать, Дарья Вениаминовна Баскина, его получила через месяц по вызову ЦК КПБ, приехала с двумя детьми из Поволжья в Минск. Меня, девятилетнюю, оставили со старшим братом пятнадцати лет на вокзале. Она сразу же отправилась в ЦК КПБ доложить о своем возвращении. Ей было 39 лет, имела законченное педагогиеское образование и опыт работы учителем, завучем, директором. Минска, как города, практически не существовало. Он был весь в руинах. И мы переехали в Гродно.

          Этот маленький эпизод из жизни школы №6, о которой можно говорить бесконечно, ведь сколько еще интересного и увлекательного в последующие годы происходило с ней, ее воспитанниками, и насколько сильно они были и остаются, привязаны всей душой к этому месту.

 

                                                         Татьяна Хомутова

 

История одного храма 

 В Гродно на улице Пригородной находится старейшее православное кладбище города. На нем расположен храм с богатой историей – церковь святой преподобной Марфы.

 К уютной Свято-Марфинской церкви ведет улица Антонова. ранее Иерусалимская. Письменных свидетельств о времени основания кладбища, на котором она находится, нет. Но по датам захоронений ест основание полагать, что его история берет начало в конце ХУШ столетия.

     В 1846 году архиепископ Нил (Исакович) в память о своей матери решил построить на гродненском кладбище церковь, получившую название в ее честь. Содействие в строительстве оказал в то время директор гродненской гимназии Иван Барковский.В 1848 году церковь была достроена и освещена, а через год в ней была погребена Марфа, до этого похороненная недалеко от ворот кладбища.

   В 1866 году епископ Брестский Игнатий обратил внимание на внешний и внутренний вид церкви, посчитав ее слишком маленькой и непохожей на православный храм. Он обратился к гродненскому губернатору И.Н.Скворцову с просьбой о перестройке церкви. Губернатор же решил связаться с архиепископом Нилом, и тот прислал часть необходимых средств на реконструкцию. Через год Свято-Марфинская церковь обрела привлекательный облик.

   Храм имеет подземные погребальные склепы. В знак почитания верующими епископа Игнатия, который вложилнемало усилий по обеспечению сохранности церкви, в одном их них погребен его прах.

      На протяжении многих лет церкви проходили богослужения, но в послевоенные годы она была закрыта. Длительное время там размещались столярная и ремонтная мастерские. Храм был запущен. В таком же состоянии находилось и само кладбище, на котором похоронены известные люди.

       В конце 80-х в связи с изменением общественно-политической ситуации в стране Храм святой преподобной Марфы возвращен православным верующим. Реставрация закончилась в 1991 году.

   Сейчас архиепископ Нил был бы доволен состоянием церкви, некогда им построенной. В здании заканчивается очередной ремонт. юна правой стене в скором времени появится мемориальная доска, посвящённая преподобной Марфе.

       Территория кладбища содержится в порядке, служитель церкви Евгений проводит исследования по спискам воинов, захороненных на нем. И благодаря такой работе во время службы можно услышать их имена.

 

                                                   По материалам, представленным Татьяной Хомутовой

 

 

ГРОДНЕНСКИЙ ТЕКСТИЛЬ.

 

 Если на центральной площади города стоит Дворец культуры текстильщиков, значит где-то рядом они – текстильщики.

         Сразу после Великой Отечественной войны в старых стенах табачной фабрики купцов Шерешевских (которых по праву можно считать родоначальниками табачной фабрики Неман) на улице Мостовой зарождает производство текстильная  фабрика.

       Из Гемрании в Гродно поступило старое технологическое оборудование немецкой тексильной фабрики: ткацкие станки «Гросенхайнер». И во втором полугодии 1947 года гродненские текстильщики приступили к впуску продукции. В «Гродненской праудзе» за 17 сентября 1947 года отмечалось, что «опытные текстильщицы тов. Казакова и Гусарова на днях уже выработали первые сотни килограммов пряжи.» В начале июня был введен в действие ткацкий цех, коллектив которого развернул соревнование за быстрейшее освоение технологического оборудования, за досрочное выполнение годовой программы к 7-му ноября 1947 года: «Дать стране 50  тысяч метров высококачественного сукна в честь 30-летия Октября».

        Работая с архивными документами тонкосуконной фабрики, в руках оказывались заявления, объяснительные, написанные на обратной (чистой) стороне листков из немецких журналов, «Аутсвайсах» (авт. - удостоверяющий личность документ, выданный немецкими властям), которые немцы оставили в старых зданиях фабрики, а «Наши» использовали в своих целях, т.к. в то время с бумагой было напряжено.

          31 декабря 1947 года была пущена первая очередь Гродненского тонкосуконного комбината. И уже в нынешнем году комбинат выпустил 39 тысяч метров ткани, а в 1948 году ткани производилось такое количество, что можно было одень 60 тыс. человек.

          КТО ОНИ: ТЕКСТИЛЬЩИКИ?

          Формирование трудового коллектива тонкосуконного комбината началось в трудовых условиях послевоенной разрухи.30сентября 1946 года Гродненскому тонкосуконному комбинату верхами было разрешено провести набор рабочей силы в количестве 17- человек. Кроме того, предприятие получило право каждому работнику продавать по две пары белья, одному платью (для женщин) и одному костюму) для мужчин, одному пальто и одной паре обуви. С сентября 1946 года устанавливается государственное снабжение всех детей, иждевенцев рабочих комбината продовольственными товарами и хлебом.

          Забота со стороны руководства о своих сотрудниках и их семьях, их  быте, учебе, здоровье и жилье выражалось в строительстве новых производственных цехов (в промышленной зоне Гродно по ул. Горького 131),общежитий для юношей и девушек, квартир для семей, детсада, школы, дач, пионерского лагеря. А вот для души и отдыха – был построен Дворец культуры текстильщиков (открыт 5 ноября 1950 года), при котором работали различные клубы, секции, кружки, коллективы художественной самодеятельности, проводились массовые мероприятия и вечера отдыха. НА базе Дворца создавались ансамбли и группы. Так, например, здесь был основан народный ансамбль танца «Раница», а в конце 60-х на сцене Дворца культуры текстильщиков начинали свою карьеру «Песняры».

          В общей сложности тонкосуконный комбинат «одевал» город, республику и даже Советский Союз целых 70 лет. После распада Союза производство фабрики остановилось: сырье не поступало, цеха нуждались в ремонте, а оборудование – в замене.

          Как бы то ни было, проходя мимо Дворца культуры текстильщиков и любуясь его архитектурой, нужно просто помнить о том, что когда-то существовала тонкосуконная фабрика, благодаря которой это здание являлось культурным центром Гродно.

                                       По материалам Татьяны Хомутовой

 

         

Посвящение маме

                                                               Станислава Лагода    

   ***

 Сколько лет уж прошло,

 Только я всё упрямо

 Не хочу верить в то,

 Что на свете нет мамы.

 Вот уж дочки мои

 Вырастают из платьев.

 Я дневник завела,

 Чтобы письма писать ей.

 А в письме расскажу,

 Что живу, как умею.

 Что чужую беду

 Я считаю своею.

 Пусть не сразу, не всем

 В паруса дует ветер.

 Кто-то счастлив -

 И мне жить теплее на свете.

 

 

***

                                                                    Станислава Лагода

 Прости меня, любимейшая мама,

Ведь ты всегда была права.

Прости, что я была с тобою мало,

Что от болезни не уберегла

Ты за меня всегда молила Бога,

Чтоб стороной прошли  напасти,

 Чтоб лёгкою была моя дорога.

 Не постучались в дом несчастья.

 Простились мы суровою зимою

 Разлука долгая мне стала веком.

 Когда мне очень плохо, ты со мною.

Твоя любовь меня спасает и опека.

Я жизни благодарна за тебя.

Готова пережить я все ненастья

Уже за то, что доброту любя

Меня твоим назвали именем _ Стася

 

                                                             (Васильевка)       1979г

 

О жизни

 Антонина Ивановна Власенко

Почему устроен мир несправедливо?
Казалось, только начал жить,
Поняв, что жизнь прекрасна,
Как в 60 ложатся на душу ненастья:
Болезнь печаль потерь родных людей.
А главное – воспоминанья ушедших
Безмятежных дней.
Где прежние и удаль, и веселье?
И силы постигать побед вершины?
Но вдруг, увидев в зеркале свои морщины,
Ты понимаешь, что былое не вернуть,
И не изменишь жизни путь.
Но говорят, что возрасты прекрасны все,
Тем более, когда достойно жить не лень.
Хоть хуже вижу я и силы уж не те,
Но я замечаю больше и ценю
Мне данный Богом каждый день!
Ведь оптимизм не отменял никто,
Нельзя печалиться и думать о плохом,
Нам испытание и возрастом дано,
И тем, что жизнь идет своим путем!

***
Мне нравится весна во всяком проявленье
В начале марта и в конце апреля.
Деревья голые и серые газоны
Не портят ожидания цветенья.
Оптимистичнее поры не знаю я,
Ведь молодости символом является весна!
Казалось, силы появляются,
И бодрая душа живет, к надеждам приближаясь.
Ты снова многое в природе замечаешь.

 

Деревья просыпаются,
Своими ветками приветствуя весну.
Сквозь серую осеннюю траву
Зеленые побеги землю пробивают.
А птицы, зиму пережив,
Своими голосами
Всех о поре весенней извещают
И ты, забыв о возрасте,
вновь скинув 30 лет,
вдыхаешь эликсир весны
и торжество ее побед.
Побед над серостью ноябрьских дождей
И зимних холодов, промозглых дней.
И хочется, чтоб не смотря на пору года,
Мы жили в ожидании весны
Как символа рождения и жизни теплоты.
Не думая, какая за окном погода!

 

  Старый добрый рояль

 

     С конца XVIII в. Местечко Паричи, что недалеко от Светлогорска, принадлежало роду Пущиных. Один из них, Иван Пущин, известный декабрист. Это о нем пушкинские строки: «Мой первый друг, мой друг бесценный!». С Александром Сергеевичем Пущин сдружился в Царскосельском лицее. Михаил Пущин, брат Ивана, против царя не бунтовал, но долго его считали государственным преступником: «Знал, но не донес о приготовлении к мятежу» - гласил приговор суда. Искупал «грех» Михаил на войнах России с Персией, Турцией. Уйдя в отставку, вместе с женой переехал в Паричи и остался здесь навсегда. После революции из их бывшего имения уцелел лишь рояль. Инструмент сохранила семья моей сестры Маргариты Сергеевны Миненковой. А рояль спас их в годы войны.
     Отец Маргариты, главный ветврач Паричского района, в одной из сельских коммун приметил изувеченный инструмент, который никого не интересовал. Белая клавиатура вся ободрана, струн, молоточков, ножек нет. Но над крышкой большими золотыми буквами красовалась изящная надпись: «Пущины». Затем настройщик из Слуцка что-то клеил, мастерил и – рояль ожил.
     Горелец. Началась война. Юрий, брат Маргариты, стал партизанским связным. Хранил в рояле патроны и гранаты. Дом Миненковых превратился в госпиталь. В первые дни войны каратели сожгли дом коммуниста и приказали всем мужчинам явиться к магазину. Здесь их заперли на замок. Кому-то из карателей показалось подозрительным, что мать Риты,     Эвелина Ивановна, хорошо знает немецкий язык. «Может еврейка или жена комиссара?». А она стала убеждать немцев, что представители нации, давшей миру Бетховена, Баха, Гайдна, не должны убивать мирных людей. На этот раз немцы не тронули жителей Горельца.
     Зловещие намерения врага были парализованы волшебными пальцами Риты, которые извлекали чарующие звуки вальсов Шопена из рояля, в котором лежали спрятанные братом Юрой гранаты и патроны. Уходя, офицер сказал: «Мы сожгли дом коммуниста. У него оказались гранаты. Но мы оставляем вам жизнь. Вы дали нам прекрасную передышку. А впредь не ручайтесь за других».
     7 ноября 1942 года в Горельце прошел парад в честь 25-летия Октябрьской революции. Узнав об этом, крупный немецкий гарнизон начал блокаду деревни. Миненковы ушли в партизаны. Через неделю на месте их дома на пепелище соседка из тлеющих углей пыталась достать струны сгоревшего рояля.
     Погиб рояль. Но семейная реликвия декабристов Пущиных спасла людям жизнь во время войны.


Алла Эйсакович
кружок «Седые непоседы»

 

 

 

 

 

Одинокая старость


Галина Самойло


Давно она улицу видит лишь только в окошко.
По комнате ходит тихонечко с горем-с бедой.
Все чаще и чаще снимает ей боль неотложка
Все меньше знакомых, что помнят ее молодой.

 

Ее не оставили правнуки, дети и внуки.
Они помогают, но вечно бегом и бегом.
Дрожат и немеют уже неумелые руки.
Программы любимые видит и слышит с трудом.

 

Непросто уснуть, а подняться еще тяжелее.
Одной хорошо отдыхать посреди тишины.
Но плохо одной, когда хочется, чтоб пожалели.
А жизнь ей нужна для того, чтобы знать о родных.

 

 

Сирота

Галина Самойло

Есть у меня живые мама с папой,
Но я и рад им, и совсем не рад.
Мне ближе всех игрушка – зайчик Тяпа.
Меня растит не дом, а интернат.

 

Меня здесь кормят, одевают, учат,
И на прогулки водят, и в кино.
Мой воспитатель самый-самый лучший,
Но я грущу по дому все равно.

 

В чужой семье бываю в выходные,
Мне покупают вкусный шоколад.
А мама с папой, самые родные,
Забрать меня отсюда не спешат.

 

Их нет и нет, а я все жду упрямо.
Нарисовал им море и кита.
Есть у меня живые мама с папой.
Но я один, я мальчик-сирота.

 

 

 

 

Восхождение к себе

     Закладка, выпавшая из книги.
     Читаю: прекраснее дороги в жизни нет, чем восхождение. Подумала: сырьё для идеологии! После 60-ти борьба за жизнь обычно проходит в мелких схватках со старыми вещами, с пылью. Заботят винегреты, борщи и котлеты. Жизненные паруса сдуваются.
     Но нет, стоп, Алла! Не надо цинизма. Так недалеко и до поползновения души. Принимай меры. Короткий экспромт в душе – и заработала химия чувств. Ищу спасательный круг. Направляюсь в Грандичи. Вот он, дом с говорящим названием «Отделение дневного пребывания для граждан пожилого возраста».
     На первой же встрече мне открылось пёстрое разноцветье увлечений. Маркелов Александр Яковлевич (руководитель музыкальной гостиной) сразу что-то изящно и мощно во мне посеял. Душа расцветает в звуках музыки. Всё талантливо, красиво, со вкусом. Принимаю решение: конечно, петь! Но тут смятение чувств. Напомнила о себе оценка, данная мне, 9-летней ученице музыкальной школы преподавателем БГК: «У ребёнка полное отсутствие музыкального присутствия». Смутило. Направляю свой потенциал в другую область. Ни дня застоя!

     В названном отделении меня приняли в свой круг, но с условием, бороться за себя с окружающими обстоятельствами, обманывать старость, творить жизнь, насыщенную в сегодняшних реалиях и даже жить с долгами. Зачем с долгами? А пусть всегда будут моральные долги. Что мы без них стоим?
     А вот и удача идёт прямо на ловца. Благодаря участию в тренинге по адвокации, проведённом специалистами БОКК, родилась идея помочь пожилым людям ликвидировать компьютерную безграмотность. Это больная точка нашего поколения. И не только потому, что хочется идти в ногу со временем. Вопрос глубже, насущнее. Отдалённые микрорайоны города «Зарица» и «Грандичи» находятся недалеко от границ с Литвой и Польшей. У многих белорусов в этих государствах есть родственники, с которыми, конечно, хотелось бы общаться с помощью электронной почты и скайпа. Какая была бы роскошь! И самое время её воплотить в жизнь. Так на базе отделения дневного пребывания для граждан пожилого возраста ЦСОН Ленинского района г. Гродно (ул. Грандичская 123) была организована инициативная группа «Седые непоседы», поставившая перед собой цель большой значимости: снизить социальную изоляцию пожилых людей, распахнув перед ними дверь клуба по обучению компьютерной грамоте. Мысль всегда материализуется, если есть серьёзные намерения.

     Инициативу пожилых людей услышали и поддержали. Благодаря Красному Кресту, приобрели компьютер, принтер и даже на чайный сервиз стали богаты. Комитет по труду, занятости и социальной защите Гродненского облисполкома и ЦСОН Ленинского района г. Гродно выделили помещение для занятий, оснастили его компьютерами (пусть не новыми, но вполне подходящими для обучения). Так создавалась база.
     А мэтр компьютерной науки к нам прислан каков! Благодарим за это власть и всех богов. Людмила Дмитриевна Почивалова, наш педагог, оказалась на зависть коммуникабельным и многогранным человеком. Её уроки распахнули перед нами удивительный мир знаний, связали с Вселенной, заставили двигаться в ритме времени, и мы очень стараемся усвоить непростой материал.

    Людмила Дмитриевна быстро разобралась в личных пристрастиях каждого из нас. Есть интерес к фотомастерству - пожалуйста. Хотите общаться в социальных сетях, писать электронные письма, освоить Skype – научит.
     А «Седые непоседы» настолько сроднились, что не хотят останавливаться. Мы живём в ритме нон-стоп, ничего не хочется пропустить. мастер-классы, театры, кино, экскурсии... А школа танца «Грация»! Вот где всплеск эмоций, фантазии, весёлой напористости.
     Мы постоянные посетители Дома народного творчества - это мир очарований и сказок, который завораживает, и побуждает нас отыскивать в себе что-то поющее.

     Экскурсовод-волонтёр Хомутова Татьяна Владимировна пробудила в нас интерес к старому городу. Впитывая интереснейший материал, будто начинаешь чувствовать неистребимый дух времён, витающий над городом. Мы много узнали о великих людях, внесших неоценимый вклад в духовную и культурную жизнь Гродно. Таковыми являются А. Тызенгауз, С. Баторий - выдающийся политик и меценат и многие другие.
     И вот уже другой уровень интересов. Хочется говорить и спорить о вопросах градостроительства, архитектуре, ландшафте. Даже попробовать себя в местной печати. Так меняется масштаб личности, рождаются новые порывы, как у весеннего ветра, хочется отдавать, а не только получать удовольствия. И мы в рядах волонтёров вменили себе в обязанность уход за одинокими могилами ветеранов Великой Отечественной войны на воинском кладбище. Ведь, как сказал Арон Вегушин: "Человек умирает два раза – первый раз физически, а второй, когда о нем все забыли". Мы помним и чтим!
     Более тесными стали связи с Красным Крестом. Своей энергией, энтузиазмом, жизненным позитивом, знаниями и опытом нас поддерживает и вдохновляет председатель районного отделения БОКК Елена Владимировна Павленкович. Именно благодаря ее умению увлечь, заинтересовать мы стали активными участники тренингов, обучающих семинаров, встреч с интересными людьми.
     Хочется созидать, творить добро, быть востребованными в жизни тех, кто ждёт помощи. Окрылённость, активная позиция вселились в души «Седых непосед» и постоянно стимулируют восхождение к себе непознанному.
     И ни шагу с этого пути!..

                                                                                          Алла Эйсакович, член инициативной группы «Седые непоседы» ОДПП Ленинского района г. Гродно.

Контакты

Государственное учреждение «Центр социального обслуживания населения Ленинского района г. Гродно»

http://glenad-grodno.gov.by


Отделение дневного пребывания для граждан пожилого возраста
Адрес:

230014 г. Гродно,
ул. Грандичская, 123

 

 Контактный телефон:
(80152) 683768

 

 Адрес электронной почты:  
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.